Выходу Британии из ЕС поможет Польша

Верховный суд Польши выступил с заявлением о том, что продолжение судебной реформы может стать причиной выхода страны из Европейского союза. Правда, вряд ли данное предупреждение окажет существенное влияние на действия парламентариев и государственного руководства.

Эпопея с реформой польской юстиции длится уже более четырех лет. Суть сводится к ограничению независимости судебной власти и созданию механизмов контроля над ней со стороны парламента и правительства (конкретно — Минюста).

Нынешний раунд скандала связан новыми обширными поправками в действующее законодательство, внесенными в сейм на прошлой неделе. По мнению авторов законопроекта, инновации дисциплинируют судей, превышающих свои полномочия.

По словам же критиков, в частности бывшего президента страны Леха Валенсы, это часть курса на «ликвидацию независимой судебной системы». Экс-глава государства призвал сограждан к «миллионному маршу на Варшаву» в случае продолжения такой политики.

Судебная реформа вызывает резко негативную реакцию и в ЕС. Брюссель подозревает Польшу в отходе от принципа разделения властей. Дело дошло до угроз введения санкций.

Но правящая партия «Право и справедливость» (ПиС) последовательно гнет свою линию, пережидая наиболее серьезные обострения и даже идя временами на уступки, но в итоге продвигаясь к намеченной цели.

Да и избирателей ПиС тревожный прогноз Верховного суда страны не способен напугать. «Право и справедливость» — партия правых консерваторов, русофобов и евроскептиков. И гордится этим. Именно такой ее ценит польский электорат, в октябре обеспечивший партии большинство в сейме и возможность сформировать правительство в одиночку. Кстати, второй раз подряд.

Так что ПиС опирается на очень внушительную общественную поддержку, которая, в частности, дает властям страны карт-бланш на конфронтацию с Евросоюзом.

Причины подобной самоуверенности поляков хорошо известны. Варшава может служить прямо-таки образцовым примером защиты и продвижения собственных интересов в ЕС. Крайне щедрые субсидии из Брюсселя помогли с развитием национальной экономики, а место в мировых геополитических раскладах (Польша как главный противовес России в Восточной Европе) власти смогли использовать, чтобы добиться особых политических преференций. Коллизия вокруг судебной реформы наглядно демонстрирует, как далеко зашла эта польская особость в рамках Евросоюза.

Однако «сладкая жизнь» подходит к концу. Со следующего года начнется ужесточение так называемой политики сплоченности, подразумевавшей субсидии Брюсселя более бедным членам для сближения уровней жизни в Союзе.

В ноябре по этому поводу в Праге даже провели саммит. Премьер-министры более полутора десятков стран Евросоюза (в основном из Центральной и Восточной Европы) выразили глубокое разочарование грядущими изменениями. А глава правительства Польши Матеуш Моравецкий прямо заявил, что его стране должны быть предоставлены ресурсы для развития отсталой инфраструктуры из фондов ЕС с целью преодоления «незаслуженного посткоммунистического краха».

В общем, неискоренимые державные амбиции Варшавы и особенности национального характера (больше известные как польский гонор) приносят впечатляющие плоды и подпитывают уверенность поляков в том, что они должны получать от ЕС максимум «плюшек», и если их раздача не продолжится, имеет смысл покинуть не приносящее особых выгод содружество.

Судя по всему, ситуация будет только усугубляться, и это станет по-настоящему серьезной головной болью для Брюсселя. В распоряжении евробюрократов достаточно «мер дисциплинарного воздействия», чтобы приструнить не желающих играть по правилам игроков, но проблема в том, что прямо сейчас их руки достаточно сильно связаны — из-за Британии.

До Brexit любые попытки бунта внутри Союза в конечном счете упирались в главный вопрос: на мороз пойдете, в смысле — из ЕС выйдете? И все понимали, что никто никуда не пойдет. Это невозможно, немыслимо и обернется катастрофой для страны.

Brexit снял табу с темы выхода из Евросоюза. А победа Бориса Джонсона на парламентских выборах и вовсе делает подобное развитие событий просто частью обыденной реальности.

В Европе есть понимание, что, скорее всего, это станет очень непростым испытанием для Великобритании и ее экономики. Но на самом ли деле Brexit повлечет за собой катастрофу для страны? Далеко не факт. За Британией теперь будут внимательного наблюдать очень многие, поскольку нельзя исключать, что англичане, наоборот, смогут извлечь выгоды из Brexit. Тем более что речь идет о развитом и богатом государстве, располагающем серьезными возможностями и ресурсами, чтобы справиться с брошенным вызовом.

А если за Британией из ЕС навострит лыжи Польша? Страна за последние пару десятилетий достаточно сильно «прокачала» свою экономику и имеет основания верить, что в самостоятельном плавании ей будет не хуже.

В любом случае для Евросоюза уход подряд двух благополучных стран с крупными экономиками — очень плохой прецедент. Если Brexit еще можно преподносить как показательное наказание ослушника — чтобы все остальные боялись идти по его стопам, то движение в том же направлении еще и Польши послужит сигналом: бояться нечего, можно жестче отстаивать собственные интересы, давить на Брюссель, а в случае чего — хлопнуть дверью. Конца света не наступит.

В ближайшие месяцы Лондон и Варшава будут параллельно качать свои права в отношениях с Брюсселем. А у ЕС будет гораздо более сложная, чем раньше, переговорная позиция, поскольку нельзя перегнуть палку — и, возможно, даже придется пойти на какие-то не приемлемые ранее уступки.

В общем, Британии крайне на руку новый виток амбиций и претензий Польши, чья державная самоуверенность растет на глазах.

Без сомнения, тут свою роль сыграло и международное признание успехов Варшавы, которой на самом деле есть чем похвастать. Например, с прошлого года страна перешла из категории развивающихся финансовых рынков в развитые, и теперь ее компании торгуются в тех же индексах, что и фирмы США, Германии, Франции и так далее.

Блестящие достижения польского рынка признал FTSE Russell — один из ведущих на планете поставщиков индексов фондового рынка. Кстати, этот индексный провайдер полностью принадлежит Лондонской фондовой бирже.

Совпадение, наверное.

Ирина Алкснис, РИА