«Сила Сибири» — экономический фундамент для союзнических взаимоотношений Москвы и Пекина

2 декабря президент России Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин примут участие в церемонии запуска газопровода «Сила Сибири». Открытие «прямого газового сообщения» между крупнейшим экспортером и стремительно наращивающим потребление импортером голубого топлива может не только существенно изменить расклад сил на мировом рынке углеводородов. В более широком геостратегическом контексте реализация «Силы Сибири» формирует прочный экономический фундамент для всего комплекса союзнических взаимоотношений Москвы и Пекина.

Разработка проекта газопровода в Китай была начата по поручению президента РФ в 2012 году, когда его конкурентные преимущества и перспективы были далеко не очевидны. Однако уже вскоре стало понятно, что такой диверсификационный экспортный маневр является удачной и стратегически выверенной идеей на фоне заметного ухудшения отношений с Западом в связи с воссоединением Крыма с Россией. Разворот на Восток был оформлен 21 мая 2014 года 30-летним контрактом стоимостью $400 млрд на поставки российского трубопроводного газа в Поднебесную между «Газпромом» и китайской нефтегазовой компанией CNPC.

Буквально с каждым последующим годом целесообразность и своевременность ставки на восточный экспортный вектор подтверждалась нарастающим ухудшением ситуации на западном торгово-экономическом направлении. Бесконечные европейские санкции против РФ, избирательно дискриминационные по отношению к российским компаниям «энергопакеты» из казавшегося временным явлением досадного недоразумения фактически трансформировались в новую геополитическую реальность. Таким образом, «Сила Сибири» постепенно стала восприниматься в Москве уже не как всего лишь страховка от потенциальных рисков на главном для России рынке Европы, а как его полноценная альтернатива и важнейшая составляющая диверсификации российского углеводородного экспорта.

Важно помнить, что Россия — первое в мире государство по разведанным газовым запасам. В недрах нашей страны накоплено, по разным оценкам, от 47,8 до 73 трлн кубометров голубого топлива. При этом за прошлый год даже при рекордном за 18 лет уровне добычи Россия произвела только 725,17 млрд кубометров газа. Это означает, что доставшейся нашей стране четверти мировых газовых запасов хватит на многие десятилетия вперед. Это позволяет одновременно обеспечивать таким ценным ресурсом и западные экспортные маршруты, и восточные, и внутреннее потребление. Не случайно одним из декларируемых преимуществ «Силы Сибири» является разработка теперь уже рентабельных малоосвоенных месторождений газа на востоке страны и сопутствующая газификация населенных пунктов Якутии, Амурской области и других субъектов Российской Федерации.

Добавим к этому создание дополнительной транспортной инфраструктуры и новых рабочих мест в восточносибирских и дальневосточных регионах России и получим очевидный синергетический эффект, придающий новые силы нашей экономике и отчасти социальной сфере.

Что касается КНР, то выгода от запуска «Силы Сибири» для Пекина не менее существенна. Только за последние два года потребление газа в Поднебесной увеличилось на 33%. При этом доля импортируемого голубого топлива также постоянно растет (в прошлом году она составила 43%). Около 2/5 закупаемого за рубежом газа обеспечивает относительно стабильный газопровод Туркмения–Китай, однако остальные объемы приходится завозить через всё более неспокойные морские маршруты. В этом контексте «Сила Сибири», безусловно, будет способствовать укреплению энергетической безопасности КНР.

Более того, потребности Поднебесной в экологически чистых газовых ресурсах продолжат увеличиваться по мере набирающего обороты отказа миллионов предприятий и домохозяйств от «грязного» угля с целью уменьшить уровень выбросов углекислого газа и улучшить окружающую среду. Таким образом, международное экодвижение против глобального потепления и имплементация норм Парижского соглашения по климату на континенте также играют на укрепление долгосрочных позиций российских газовых экспортеров как на Западе, так и на Востоке.

Таким образом, одной «Силой Сибири» Россия, образно говоря, убивает сразу трех зайцев.

Во-первых, реализует самый крупный контракт в истории «Газпрома» (что уже само по себе серьезное достижение). Во-вторых, диверсифицирует маршруты поставок голубого топлива и страхует западное экспортное направление от дальнейших проявлений недобросовестной конкуренции, приобретая дополнительные переговорные преимущества в Европе. И, наконец, обеспечивает сопутствующее развитие восточных регионов страны, осознавая важность внутренней составляющей масштабных геоэкономических проектов.

При всем этом положительную отдачу от «Силы Сибири» следует рассматривать в еще более широком контексте. В год 70-летия установления дипломатических отношений между СССР и КНР президент России впервые охарактеризовал многолетнее плодотворное сотрудничество между Москвой и Пекином как стратегический союз. Всеобъемлющее взаимодействие наших стран в условиях стремительно меняющейся геополитической обстановки в мире означает максимальный уровень совпадения долгосрочных интересов Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Бесперебойные поставки газа по «Силе Сибири» — важнейший инфраструктурный элемент, костяк экономической составляющей российско-китайского стратегического союза и в перспективе общеевразийских интеграционных процессов. Еще не запущена первая ветка трубопровода, а Казахстан и Монголия уже заявили о своей заинтересованности в присоединении к проекту «Сила Сибири – 2». Вполне возможно, что его успешная реализация будет означать не только принципиально иной расклад на глобальных газовых рынках, но и весомую заявку объединенной Евразии на лидерство в мировых делах на ближайшие десятилетия.

Александр Ведруссов, Известия