Алексей Куракин: Экранизация устава караульной службы Украины

Штахеты, сетка с забора, галоперидол под грибочки, древние скифы и ухи поевший (от увиденного) Тарас наш Григорьевич

Под чутким руководством аж целого Управления культуры Хмельницкой извините Рады.

Тут не то чтобы Шишкин со своим «Утром в сосновом бору» скромно грустит в сторонке, тут сам Малевич, обнявшись с Дали, плачут от черной зависти.

Если бы не табличка, поясняющая, что это «Инсталляция «Т» — презентованная в рамках, еще раз извините за выражение — литературно — переводческого фестиваля, можно было бы подумать, что это учебное место для курсантов нашей пограничной академии…

Экранизация устава кураульной службы и практическое руководство по обустройству «державного кордону» для сдерживания конно-водолазных бурятов по заветам Арсения Петровича.

Вот скажите, Шишкину или Айвазовскому надо было к своим картинам писать пояснительные записки?

Мол, дорогие потомки, сосновый бор на моей картине — это вовсе даже не сосны, а концептуальная идея инфлантонного поля, в котором перемещаются смыслы и образы, и там, внутре, они (смыслы) обращают материю вопроса в спиритуальные электрические вихри, из коих и возникает синекдоха отвечания… Опять же — древние скифы… В общем, вам не понять!

А тут даже табличку без поллитры не разобрать.

Пробовал читать даже справа налево и вниз головой (Тарас Григорьевич подтвердит), понял только одно — если бы не текст, поясняющий, что это «візуально втілене переплетіння культур і опора фестивалю» на духовных концепциях древних украинцев, то местные бомжи уже давно растащили бы и сдали на металлолом это творение современного «искусства».

Которое н…й никому и даром не нужно. В смысле — «искусство».

Впрочем, нам — не Ылите, не понять.

Алексей Куракин