В мировой православной церкви все идет к тому, что центром православия должна стать Москва и Русская Православная Церковь

Все идет к тому, что в ближайшие времена должен собраться Всеправославный собор, на котором впавшие в раскол и обновленцы из числа иерархов и церквей, получат соответствующее определение и впоследствии могут быть или низложены, либо придут к покаянию

Но еще одним результатом подобного духовного собрания должен стать пересмотр роли ряда церквей и наделение других церквей большими, говоря мирским языком, полномочиями. Речь также может идти о полном пересмотре положения дел с Вселенским патриархатом. Константинопольский патриархат, впавший в еретичество и масонство необходимо не только очистить от гражданина «Варфоломея», но и перестать полагать его статус «первым среди раных». В Стамбуле почти нет паствы, нет православных церквей, а сам патриарх и шагу не может сделать без одобрения турецких властей, не говоря уже о порочных связях с американской резидентурой и управлении из Вашингтона.

Признавшие раскольническую украинскую псевдоцерковь ПЦУ некоторые греческие иерархи Элладской церкви и Александрийский патриарх Феодор также должны быть поставлены в условия, когда они или покаются (православная церковь милостива и рпощает согрешивших) или должны отложиться от системы мирвого православия. Как правильно заметил отец Всеволод Чаплин: «Александрийский Патриархат сидит на финансовой игле МИД Греции, а греческое правительство стоит с брюссельской веревкой вокруг шеи на шаткой табуретке своего этнолобби в демпартии США. У Русской Церкви нет иного выхода, кроме как возглавить новую мировую систему истинных Православных Церквей, в том числе греческих. Без обновленцев». Если дополнить Чаплина, РПЦ должна быть выбрана настоящим центром всемирного православия, так как представляет православную страну, где и в мирской жизни торжествую консервативные, семейные и правильные ценности. В России больше всего православного населения, храмов и приходов.

При этом Церковью — Матерь необходимо признать не Константинополь, которого более не существует и не будет существовать, а Иерусалимскую церковь, откуда, собственно пошло учение Христово. Кипрская церковь, которая во стократ древнее Константинопольской, должна получить патриарха и перейти от прямого подчинения Фанару к полноценной патриархии. Из под экуменической и предательской длани Константинополя следует вывести и Элладскую церковь, которая только и должна представлять интересы греков Греции и остального мира. Константинопольский патриархат, разумеется, должен существовать, но без статуса «первый среди равных». Равный среди равных!

Да, Церковь сильна канонами и следованию тысячелетним традициям. Но отойдя от Бога, подписав в в 1439 году Флорентийскую унию с католиками и Папой Римским во имя химмерического спасения Византии, которого не произошло, греки потеряли все, что создавали до них исторические греки. Что из себя представляет жалкий Фанар в тесном переулке Стамбула, и так всем понятно. Что из себя представляет нынешняя Греция, с маленьким и все убывающим населением и разложением основ греческого общества, знатокам тоже понятно. От великой культуры, создавшей в античном мире ВСЁ, не осталось и следа. Нет греческих философов, воинов, архитекторов, изобретателей, математиков мирового уровня. Греция — это маленький клочок Древней Греции, где даже греческий Кипр находится под английским протекторатом, а половина острова оттяпана турками. Страна, придумавшая Олимпийские игры, не может похвастаться достижениями ни в одном виде спорта. Сама страна находиться под внешним управлением и лишена суверенитета в настоящем смысле этого слова.

В греческой церкви достаточно твердых последователей православия. Но руководить мировым православием должны те, где более всего православной паствы, духа православия и крепости Веры.

Когда Варфоломейка задумывал свой иезуитский раскол, он и не думал, что выгодная для него и для американцев партия, может вылиться в подобный фарс. Эта игра с совестью может привести к тому, что поместные церкви, которые подчиняются Богу, а не доллару, снесут еретиков, как сносили таковых в истории православия не раз. Флорентийская уния не спасла Византию, но способствовала небывалому усилению Русской Церкви, отторгшей средневековых раскольников из Византии и из своих рядов. Сейчас, когда Константинополь вновь отходит от Веры, Русская церковь вновь может стать символом очищения православного мира и укрепления позиций всех, кто это очищение поддержит. Включая и греков. Ну, а еретики, все эти епифании, варфоломеи, филареты, сгинут в мусорную пыль, оставив о себе лишь презрительные упоминания как о воришках, пытавшихся растащить церковную утварь и задавленные упавшей на них купелью для крещения.

Вижу перемены так.

Андрей Малосолов