Пресс-марафон президента Зеленского: как надуть пустоту

Состоявшийся 10 октября первый в истории Украины пресс-марафон с участием президента хотя и пошел на мировой рекорд – Зеленский по времени переболтал самого Лукашенко, – однако не дал ответов на ключевые вопросы, от качества которых зависит как президентская судьба самого Зе, так и среднесрочное будущее управляемой им страны.

В первую очередь, мы так и не узнали, под силу ли Зеленскому стать президентом не по должности, а по сути. Быть не блюстителем места, которое красит человека, а волевым человеком, который красит занимаемое место. «Казаться» в очередной раз привычно подменило «Быть». Поднаторевшей в пиаре команде так всяко удобнее – уж в чем в чем, а в этом им нет равных на постсоветском пространстве.

В случае конкретно Зеленского ситуация усугубляется многократно помянутыми всуе разновекторными и взаимоисключающими ожиданиями от его работы со стороны разных общественных групп. Одни видят в нем человека, задача которого – «греть место» во время вынужденной пересменки, пока не вернется его «законный» хозяин. В такой оптике главная задача и добродетель президента – не переступать пресловутых «красных линий» и флажков, начертанных и поставленных предшественниками и в целом двигаться в накатанной колее, не ломая «достижений» предшествующих лет.

Другие же наоборот, ждут от Зеленского именно выхода за флажки, отхода от заданной рамки украинской политики. И с точки зрения этих людей президентская добродетель прямо пропорциональна скорости, с которой он демонтирует государство Порошенко. Попытка скрыть глубину противоречий между этими запросами пудрой пиара – решение сугубо временное. Все равно настанет момент, когда надо будет платить по счетам. И векселя к оплате предъявят обе антагонистичные группы украинцев.

«Президент Зеленский – это та же самая личность, что и Владимир Зеленский, частное лицо. Должность его не испортила. Зеленскому как человеку присущи определенные качества – прямота, честность, выносливость, бесстрашие, человечность, готовность принимать трудные решения. И это помимо чувства юмора. Владимир Зеленский искренен в своей человечности, и такого президента Украина действительно еще не знала. И это уникальное для политика свойство действительно подкупает, обеспечивая искреннюю и эмоциональную народную поддержку его «нового курса». Зе – красавчик! – таких комментариев пролетело тысячи за долгие часы марафона.

Простая человеческая речь в устах президента тоже обретает почти магическую силу. Президент демонстрирует завидную меру эмпатии и солидарности с обычными людьми. Точнее, просто с людьми. Он так и говорит – мне звонят люди, меня спрашивают люди, от меня требуют люди, как люди скажут, так и будет. Люди – это безусловная ценность, которую необходимо оберегать от… не людей», – читаем мы в откровенно пиаровской публикации известного киевского издания.

И надо отдать должное – пиар профессиональный. Тут каждое слово продумано, ни одного лишнего нет.

Но, в конечном счете, вот это и будет, наверное, той самой постправдой – про «самого человечного человека». Плохо здесь, в общем-то, не то, что из Зеленского лепят чуть ли не аналог Ганди. Плохо то, что благодушные слова в конечном итоге окончательно размывают моральные ориентиры в обществе. В конце концов, моральный авторитет не может поставляться в комплекте с должностью и деньгами. Для общества это равносильно коллективному суициду.

Сегодня мы наблюдаем удивительный феномен: сплав абсолютной политической воли с абсолютным же политическим безволием. Под песни слабоумных о «неокрепшей власти» первое лицо в государстве приобретает все больше мыслимых и немыслимых полномочий, какие и не снились его предшественникам. Притом, это же первое лицо демонстрирует абсолютную неспособность свалившуюся на него власть употребить должным образом – чтобы решить хотя бы одну из серьезных проблем, стоящих перед страной во весь рост и уже не первый год.

Зеленский опасен именно своей няшностью. Такие приучают людей к послушанию гораздо лучше, чем карикатурные тираны вроде Порошенко. Зеленский очень токсичен, потому что действительно умеет нравиться. Вот и пресс-марафон показал: журналисты в большинстве своем писают кипятком от того, что им доставили зрелищ на целый день, дали возможность задавать через один – банальные и даже глупые вопросы. И даже накормили халявными бургерами с картошкой. И как-то уже забылось, что еще пару месяцев назад президентский офис посылал прессу по известному адресу, демонстрируя ее ненужность. На примере общения с прессой можно смоделировать и то, как это будет с гражданами.

Весной, еще перед выборами, у многих доминировало ощущение, что главное – это вопрос войны и мира. Все остальное приложится или же может быть выведено за скобки, а то и вовсе стать приемлемой ценой за возможность решения основной проблемы страны. На практике вышло иначе и много хуже. И мира нет, и шоковые реформы все ближе – на марше самые людоедские инициативы в социалке и экономике, вроде принятия нового Трудового кодекса, обнуляющего даже минимальные гарантии и права вроде права на оплачиваемый декретный отпуск или выплату выходного пособия при увольнении. И если для пресловутых ФОПов это все давно что-то из области фантастики, то для миллионов бюджетников – реальность, поджидающая их уже за углом. В конечном итоге, из всей привычной нам социальной инфраструктуры в прекрасном новом мире либертарианского будущего останутся лишь психоневрологические интернаты и тюрьмы. Да и те могут сделать частными – во всяком случае, такие голоса уже раздаются.

В конечном итоге из видимых достижений: совсем чуть-чуть смягчилась риторика, стало меньше опоры на агрессивный национализм, и вообще перестал быть видимым клерикальный костыль власти. Но политический дискурс при этом по факту стал еще более правым. Если к «активистам» с «коктейлями молотова» мы уже привыкли, то «гражданским обществом» комбатантов даже при Порошенко никто называть не додумывался – у правой публики для такого самопозиционирования есть целая пачка чисто гражданских организаций и НКО.

Страна стала еще ближе к угрозе полноценной военной диктатуры и избежать этого можно, только если начнутся наконец-то обещанные посадки, если центральная власть проявит себя именно как власть, а не будет идти на поводу у людей, с которыми даже Порошенко заигрывал с осторожностью. Наконец, если власть перестанет бездумно подмахивать Западу и обопрется о какой-то сугубо внутренний, пусть даже и олигархический за неимением других, центр выработки и принятия решений. Главное, чтобы он был внутри, а не вовне страны.

А пока этого нет, ничего, кроме усугубления кризиса на горизонте не намечается. Это, безусловно, провальная политика абсолютно несамостоятельного режима. Обремененного, вдобавок, еще и жутким кадровым кризисом. Во власти сейчас нет людей, которые даже на каком-то индивидуальном уровне способны что-то адекватно решать и доводить решения до конца. За тридцать лет украинский политический класс так и не понял, зачем государство вообще нужно и как оно работает.

Каким-то более-менее самостоятельным игроком выглядит сейчас, по сути, только Андрей Портнов – просто в силу того, что он не занимает никаких руководящих должностей, и у него нет рычагов для административного влияния на ситуацию. Так быть не должно, это ненормально. Это значит, что государство никем, по сути, не управляется, и все процессы, которые сейчас можно наблюдать, абсолютно произвольные. А когда власти нет – это значит, что для кого-то другого власть валяется под ногами. Ее нужно только поднять.

В такой ситуации самый успешный пиар – не более, чем попытка надуть пустоту. Действующий президент не имеет права на то, что позволительно и прощается кандидату в президенты: уклоняться от конкретики, прятать собственную позицию или ее отсутствие за туманными общими фразами, пытаться понравиться всем, откладывая решение важных проблем на потом. Став президентом ты должен давать четкие ответы, даже если они не понравятся половине страны. Иначе ты рискуешь стать «Горбачевым», которого возненавидели все: одни за то, что все развалил, а другие за то, что спохватившись в последний момент, попытался встать на пути уже сошедшей лавины.

На самом деле слишком буквально и зримо не вмешаться – это иногда тоже решение. Просто люди довольно превратно понимают, что такое «поступок» политика. Не сказать, не сделать, не отреагировать – это тоже может быть решениями, пускай и фатальными.

Но все сказанное пока что – только предупредительные выстрелы. Пока в стране не чувствуется явственных для обывателя кризисных признаков, Зеленский может делать что хочет. Страна катится на инерционном ходу по рельсам майданократии, но долго это не продлится. Зеленскому уже очень скоро придется принимать решения. И, что важнее, обеспечивать их выполнение.

Альтернатив этому, в общем, негусто. Либо умыть руки, подобно Ющенко, сохранив образ честного человека, оказавшегося на поверку политическим ничтожеством, но хотя бы добровольно уступившего власть. Либо – добыть срок до конца в качестве ширмы для взявшихся из ниоткуда «новых лиц», которых никто не избирал, но которые без колебаний окончательно продадут и утилизируют страну.

Сергей Устинов, Политнавигатор